МатрёшкаGPT

×
Я - ваш персональный нейросетевой помощник

Верховный суд Российской Федерации вынес довольно важное постановление в защиту непрофессиональных вкладчиков (№ 21-КГ22-8-К5 от 14 февраля). Дело в том, что г-жа Федотова заключила договор банковского вклада с ПАО «Московский индустриальный банк» на сумму более 1,7 миллиона рублей. В качестве подтверждения вклада ей был выдан банковский квиток, и все вроде бы было хорошо. Верховный суд Российской Федерации отметил следующие важные моменты 1. нижестоящий суд должен был установить, заключали ли стороны договор банковского обслуживания, было ли допущено его нарушение и, если да, то какова степень вины сторон 2. суды также неправильно применили нормы гражданского и банковского права. Договор банковского вклада считается действительным, если соблюдена его письменная форма. Он считается соблюденным, если соблюдены соответствующие требования и документ, выданный вкладчику, подтверждает факт внесения им вклада. Вкладчику был выдан банковский слип, подписанный работником банка (самим Т) и заверенный печатью самого банка. Кроме того, Т, в силу своей должности (начальник операционного офиса), был уполномочен снимать средства и подписывать все соответствующие документы. 3. суд должен был принять во внимание добросовестность вкладчика и контекст, в котором был заключен договор банковского вклада. Даже если договор был заключен неуполномоченным лицом, наличие таких полномочий может прослеживаться из обстановки, особенно если, как в данном случае, договор был заключен в кабинете руководителя банковского сектора.