МатрёшкаGPT

×
Я - ваш персональный нейросетевой помощник

Апелляционный суд допустил ошибку в вопросе бремени доказывания.

Верховный суд подчеркнул, что согласно пункту 3 статьи 39 Семейного кодекса России (о разделе долей при разделе общего имущества супругов), общие долги бывших мужа и жены должны распределяться между ними пропорционально их долям. Однако, согласно пункту 2 статьи 35 Семейного кодекса (о владении, пользовании и распоряжении общим имуществом супругов) и пункту 2 статьи 253 Гражданского кодекса России (о владении, пользовании и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности), если один из супругов совершает действия с общим имуществом, другой супруг подразумевается согласным с этими действиями по умолчанию. Но законодательство не содержит положений, согласно которым согласие также подразумевается в случае возникновения долговых обязательств перед третьими лицами.

Скорее наоборот, согласно пункту 1 статьи 45 Семейного кодекса России (о взыскании на имущество супругов), взыскание по долгам одного из супругов может быть обращено только на его личное имущество. То есть, закон допускает существование отдельных обязательств для каждого из супругов. Из текста пункта 2 той же статьи следует, что долг по кредитному договору или договору займа, заключенному мужем или женой, может быть признан общим, если полученные средства были израсходованы на нужды семьи. Однако бремя доказывания этих обстоятельств лежит на стороне, требующей разделения долга, в данном случае, на Ольге Морозовой.

По мнению Верховного суда, суд апелляционной инстанции, удовлетворяя требования бывшей супруги, неправильно распределил бремя доказывания между сторонами. В результате этой ошибки был сделан неверный вывод о том, что полученные в кредит средства были потрачены на нужды семьи, и поэтому оба супруга должны вернуть их. Тем не менее, даже при рассмотрении дела в первой инстанции, Морозова не смогла доказать, что деньги, взятые в кредит, были использованы для «семейных» целей. Поэтому апелляционный суд не имел оснований для отмены решения суда первой инстанции в этой части. Таким образом, Верховный суд отменил решение апелляционной инстанции и отказал Морозовой в праве требовать, чтобы бывший муж погасил ее личные долги.